Потерявшая память Светлана Злочовская: "Привыкаю к своему имени. Пока никого не узнаю"

Потерявшая память Светлана Злочовская: "Привыкаю к своему имени. Пока никого не узнаю"

Женщину, которая непонятно как очутилась в Константиновке Донецкой области, благодаря СМИ нашли ее дети, живущие в Черкасской области

— Газеты и телевидение помогли найти родственников женщины, которую определили к нам в приют. Так что всем спасибо, — говорит Ольга Красикова, директор центра учета бездомных города Константиновка Донецкой области. — Приехали дочь с зятем, привезли паспорт этой женщины и забрали ее. Она узнала себя на фото в паспорте, а вот родственников так и не узнала. Но ни у нас, ни у правоохранителей не было оснований не верить родным.

«Ольга Николаевна» (на фото в заголовке), о которой мы писали ранее, оказалась Светланой Владимировной Злочовской, 1968 года рождения, жительницей села Ольховец Звенигородского района Черкасской области.

Напомним, 10 июля в Константиновке на железнодорожном вокзале милиция обнаружила женщину, которая полностью потеряла память. Она не помнила, как оказалась в прифронтовом городе, откуда пришла, как ее зовут, сколько ей лет. Однако рассказывала психологам, которые пытались ей помочь, что проходила блокпосты. Недалеко от одного из них мужчина, назвавшийся Валерой, окликнул ее по имени «Ольга Николаевна». Женщина решила «временно» носить это имя, так как своего настоящего не помнила. В Константиновке она какое-то время жила на железнодорожном вокзале, где на нее обратили внимание милиционеры. Женщину сначала определили в больницу, затем — в приют для бездомных. Параллельно она посещала реабилитационно-исследовательский центр, где ей пытались вернуть память. И вот на днях за ней приехали родственники.

У 47-летней Светланы Владимировны оказалось трое взрослых детей (29-летняя дочь и сыновья — 27-ми и 23 лет). И трое внуков. Злочовские переехали из Тернопольской области в Черкасскую 24 года назад. Здесь жили родители Светланы.

Родной язык Светланы украинский, но понятно, что русский она тоже знает, а польский освоила на заработках. По словам Ларисы, дочери Светланы, вся семья вынуждена часто выезжать на заработки, так как в селе найти постоянную работу сложно. Ездят и по Украине, и за рубеж — на сбор фруктов в Польшу. У каждого — свой дом, поэтому видятся не каждый день.

— Первого июля мама была еще дома — средний брат с ней виделся, — вспоминает Лариса. — А я вместе с мужем находилась в Киеве. Мы не часто созванивались, потому что у каждого напряженный рабочий график. В ночь на 7 июля мы с мужем вернулись домой. Я едва дождалась утра, чтобы проведать маму. Потому что накануне увидела плохой сон. Приснилась наша старая разваленная хата — одна стена стоит почерневшая, и груда кирпичей возле нее. Я пыталась вызвонить маму, но телефон был отключен.

Рано утром Лариса вместе с мужем направилась к матери. Дом был пуст. Мамин мобильный телефон и паспорт находились дома. Следов взлома не было. Все выглядело так, будто хозяйка ненадолго ушла из дому.

Поискав маму по селу, Лариса стала звонить братьям. Новость об иссчезновении матери всех встревожила, и дети решили подать заявление в милицию.

— Не знаю, почему наша милиция и милиция Донецкой области не успели обменяться сведениями, ведь Светлану официально объявили в розыск как пропавшую без вести еще месяц назад, — говорит председатель сельсовета села Ольховец Татьяна Колосенко. — Расклеили фотографии, написали объявление о том, что женщину ищет семья. Мы неделю искали Светлану всем селом! Два дня — с помощью районной милиции, а потом из Черкасс приехали кинологи с собаками. Прочесали лес, по соседним селам спрашивали. Но все безрезультатно.

Причина исчезновения женщины из села до сих пор никому не известна.

О семье Злочовских односельчане отзываются хорошо.

— Все работящие, самостоятельные, — говорит Татьяна Колосенко. — Старшая дочка Света — наша местная активистка: пела в сельском хоре на всех праздниках. Знает много песен и на русском, и на украинском языке.

— Мама у меня рукодельница. Недаром она сама подогнала под свой размер вещи, которые волонтеры принесли ей в больницу в Константиновке, — говорит Лариса. — Мама сама и шила, и вышивала, и печку себе в хате перекладывала. А на свадьбу родственнику сшила 23 цыганских костюма! Ну, чтобы веселить гостей на второй день гуляний. Эти костюмы соседи потом еще долго у нас брали для других торжеств.

Высшего образования, по словам Ларисы, у ее мамы нет. Всему Светлана научилась сама. Любая работа, за которую она бралась, ей удавалась. Едва ли не каждый год она ездила в Польшу на сбор ягод и фруктов. Доила коров в фермерском хозяйстве в Харьковской области. Именно там в 2005 году и случилось несчастье, которое, возможно, привело к сегодняшним проблемам Светланы с памятью…

В Харьковской области женщину сбила машина. Светлану обнаружили на дороге без сознания. А виновника аварии так и не установили. Пролежав несколько дней в реанимации, Светлана пришла в себя.

— Маму нашли на дороге недалеко от фермы, это было явно ДТП, — вспоминает Лариса. — Шрамы на голове и над бровью — это все последствия той травмы. Мама наблюдалась у врача, потому что ее мучали сильные головные боли… Мы очень надеемся, что память к маме вернется. Пока же она приходит в себя дома, сегодня мы вместе уже сделали голубцы.

Лариса вспоминает, как удалось найти маму. Прошел уже месяц с момента ее исчезновения, и она не переставала думать, где искать ее. Как вдруг вечером в дом постучала соседка: «Твою маму показывают по телевизору! Она в Донецкой области. Жива-здорова, но ничего не помнит».

— Мы вместе с соседкой пересмотрели сюжет в Интернете. Сомнений не было: это мама, — вспоминает Лариса. — Затем нашли публикации в газетах, где был указан контактный телефон. Бросились звонить. И буквально на следующий день вместе с мужем отправились в Константиновку. Я была в недоумении: в Донецкой области у нас нет ни родных, ни знакомых. Как мама оказалась там без паспорта, без денег, без мобильного телефона?

Светлана не помнит, как вышла из дому, зачем и как добралась в Константиновку.

— Я очень рада, что меня нашли. Привыкаю к своему имени, понимаю, что это я на фотографиях, и паспорт мой. Но пока никого не узнаю, — признается Светлана Злочовская. — Ни дочь, ни ее мужа, ни сыновей пока не признала. Когда мы приехали в райцентр, а затем в село, где живут мои дети, много людей подходило ко мне поздороваться, внук бросился на шею, но я… никого не узнаю. Смотрю на наволочки с вышивкой и не верю, что они вышиты моими руками. Дочь дает мне послушать песни, которые я знала. Красивые песни, но слов вспомнить тоже не могу.

Память Светлане Злочовской пытались вернуть в Константиновке, где есть специализированное медицинское учреждение по работе с подобными пациентами.

— Мы поработали с пациенткой всего десять дней, а для того чтобы добиться каких-то результатов, требуется более длительный срок, — рассказал директор реабилитационно-диагностического центра Константиновки доктор медицинских наук Олег Панченко. — Наш центр существует с 1991 года. Но пациентка с таким видом амнезии у нас впервые. Не исключено, что амнезия могла развиться у женщины на почве давней травмы или же спровоцирована стрессовой ситуацией.

Возможно, если женщина вернется в свою привычную среду, память восстановится. Но определенный прогресс в наших исследованиях со Светланой был: женщина хорошо запоминала заданные ей слова и воспроизводила их спустя какое-то время. То есть случай не безнадежный. Ей можно помочь.

Факты

09:50
422
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие новости