Цены на рекламу

Эту взятую с боем суровую правду солдата…

Эту взятую с боем суровую правду солдата…

Памяти павших в борьбе с фашизмом

побратимов по перу — посвящается

Вопреки мерзкому шабашу слуг дьявола, несмотря на их судорожные попытки переписать историю, явить народу «героический образ» освободителей от немецкого ярма в лице вояк УПА, несмотря на циничные попытки подменить День одной на всех Победы привнесенным из Европы обрядом скорби и плача по всем погибшим — палачам и жертвам одновременно. Да, из той самой Европы, которая от Карпат до берегов Атлантики щедро снаряжала Гитлера в его «великий освободительный поход» на восток. Обеспечивала, чем только могла, — танками, авиацией, артиллерией, боеприпасами, отборными легионами готовых грабить и убивать ландснехтов. А тем, кому не оставалось места в боевых порядках, как то хорватским усташам, венгерским салашистам или бандеровским «соловьям» из батальйона «Нахтигаль», оставалась самое подлое ремесло – расправляться с участниками сопротивления, партизанами, евреями, женщинами, стариками и грудными младенцами.

Что бы кто не говорил, но именно Красной Армии Европа, особенно Восточная, обязана своим спасением, выживанием и возрождением.

У лжи, как известно, короткие ноги, а еще короче – память. Прежде всего в сознании англосаксов в компании с их европодголосками. Это к вопросу о том, чей вклад, в конечном итоге, оказал решающее влияние на завершение разгрома гитлеровской Германии. Советский Союз заплатил за освобождение одной только Польщи 660 тысячами жизней своих воинов, Чехословакии – почти 100 тысяч, Будапешта и Берлина – по 80 тисяч соответственно, Восточной Померании – 53, Вены – свыше 40 тысяч безвозвратных потерь, как свидетельствует об этом бесстрастная военная статистика.

Сравним: американские войска наиболее ощутимые на европейском театре военных действий понесли в Арденнах — 19 тысяч погибших. Во время своего «великолепного» драп-марша, вызванного наступлением разъяренных танковых армад вермахта в конце декабря 1944 года. Лишь отданный Сталиным приказ о досрочном начале Висло-Одерской наступательной операции спас союзников от сокрушительного поражения так триумфально начавшейся операции «Оверлорд».

И еще к вопросу об общих потерях союзников на всех театрах военных действий, включая Европу, США – 418, Англия – 303, Франция – 253 тысяч человек.

Будут проходить годы и десятилетия, но из сознания миллионов никогда не изгладится память о святом празднике Великой Победы. И любые попытки совершить покушение на 9 Мая обречены на бесславное поражение. Не имеет значения, исходят они от затаивших до поры–до времени свое коричневое нутро, либо от тех, кто бережно пакует свои поползновения в якобы привлекательную «интеграционую» еврооболочку.

У нас практически не было семьи, которую бы не не накрыл своим черным крылом смертоносный фашистский смерч. В которой и поныне не оплакивают павших в «святом и праведном бою», безвинно казненных в многокилометровых рвах, карьерах и газовых душегубках.

Позволю себе подкрепить этот вывод примером из нашей многочисленной семьи. Только по отцовской линии пятеро представителей сильной половины человечества взяли в руки оружие. Отец Сиряченко Василий Семенович, лейтенант НКВД, под ожесточенными бомбежками и обстрелами, занимался эвакуацией на восток промышленных предприятий и мирного населения. Куда его затем только не бросала его военная судьба, в том числе принимал участие в обеспечении безопасности участников Ялтинской конференции, за что отмечен именным оружием. Его родной брат Сиряченко Григорий Семенович, командовал истребительным батальйоном в Кременчуге, покинул город с последними отступающими советскими частями. В действующей армии обезвреживал вражеских диверсантов и лазутчиков. Супруг родной сестры братьев капитан Полтавцев Андрей Григорьевич командовал артиллерийской батареей летом 1941-го в боях под Старой Руссой, был тяжело ранен. После продолжительного лечения продолжал выполнять свой воинский долг. У самого младшего из братьев Сиряченко Никиты Семеновича, колхозного садовника, была самая что ни есть мирная специальность. К сожалению, ему так и не удалось собрать первый урожай из заложенного им огромного фруктового сада. Где ты покоишься, бесследно исчезнувший в боях под Ленинградом светлой памяти дядя Никита? Поглотила ли тебя студеная пучина при переправе на плацдарм Невская Дубровка или настигла немецкая пуля в окопах под Пулковом? Не менее трагичной стала судьба и дяди Федора Маландия, супруга самой старшей отцовской сестры, как мы всегда ее ласково называли – тети Ули. Их в том же сорок первом включили в отряд особого назначения генерал-майора Чеснова, не только курсантов дислоцировавшихся в Сумах трех военных училищ, но всех, кто только мог держать в руках оружие, бросили закрыть образовавшийся между Путивлем и станцией Ворожба прорыв вражеских войск. Последним из павших уже после войны, в августе 1946 года, сразила злая пуля отца…

Cколько же их оказалось без кормильцев и глав семейств, без павших сыновей, дочерей и внуков… Порой без надежды на продолжение своей веточки на «родовом древе жизни».

Есть в небольшом поселке Недригайлове есть улица Щебетунов, название которой о многом напоминает старожилам этого населенного пункта. Сразу всех трех своих сыновей провела на фронт Ефросинья Щебетун: один воевал на суше – танкистом, второй — в небе, третий стал моряком. Храбро сражались ее сыновья с ненавистным врагом. И ни одного из них не дождалась мать из жестоких полей брани. Сложил свою голову в одном из боев и ее супруг – боец партизанского соединения М.И.Наумова.

Для вернувшихся домой с победой не были пустым звуком слова родившейся уже через два десятилетия после войны песни «… и живу я на земле доброй за себя и за того парня». Как бы кто не утверждал, но наши фронтовики люди необычного склада, они из особого сплава. Они любили жизнь, которую с таким мужеством, не щадя себя, отстояли для себя и для потомков.

Несмотря на немалую возрастную разницу, почти два десятилетия связывает меня творческое содружество со светлым, мудрым и большой души человеком, Александром Александровичем Сизоненко. Вскоре оно переросло в скупую и бескорыстную мужскую дружбу. 18-летним парнишкой подался на фронт, прошел с боями путь от Днестра до Берлина. За два дня до капитуляции гарнизона столицы третьего рейха командир одной из штурмовых групп гвардии сержант Сизоненко был сражен автоматной очередью одного из эсэсовцев, с тупой обреченностью оборонявших главный штаб ВМФ вермахта. Почти был убит, как он впоследствии писал о себе, без малейшей надежды на выживание.

Полтора года медицинские светила Москвы сражались за то, чтобы не просто сохранить его как «человека разумного», а вернуть к полноценной физической и умственной деятельности. Благодаря их усилиям спасенный от фашизма мир получил замечательного писателя, автора более трех десятков романов и повестей, в том числе широко известных произведений «Степь», «Советский солдат», «Не вбивайте своїх пророків!».

И в свои 92 года сохраняет завидную память. Любит наизусть декламировать Пушкина и Лермонтова, Твардовского, Симонова и Малышко. Но особую печаль, неизбывную грусть и пронзительные до боли в его солдатском сердце оставляют эти строки:

Нас не нужно жалеть, ведь и мы б никого не жалели.

Мы пред нашим комбатом, как пред Господом Богом, чисты!

На живых уж давно порыжели от глины и крови шинели.

На могилах у мертвых цветут голубые цветы.

Автор этих строк киевлянин Семен Гудзенко. В «сорок первом злопамятном году» девятнадцатилетний студент Московского института философии, литературы и истории, как и многие его сокурсники, пошел добровольцем на фронт. В 1942-м был тяжело ранен и контужен. После войны, как и Николай Островского, Александр Бойченко и Панас Кочура, оказался навсегда прикованным к больничной койке. Более десяти лет война «гнались» за ним, пока не настигла окончательно. А до этого, мужественно преодолевая приступы боли, Семен писал… Вышли один за другим его восемь поэтических сборников — как завещание товарищам по оружию и потомкам, оставив навсегда в нашей памяти глубокие зарубки:

Пусть живые запомнят, и пусть поколения знают

эту взятую с боем суровую правду солдат.

И твои костыли, и смертельная рана сквозная,

и могилы над Волгой, где тысячи юных лежат, -

Это наша судьба, это с ней мы ругались и пели,

подымались в атаку и рвали над Бугом мосты.

И они поднимались в атаку, отбивались до последнего патрона, не просили у врага пощады. Со словами, которые разили крепче любого смертоносного оружия. Порой враг страшился их даже после смерти. Как там у Маяковского: «Умри, мой стих, как рядовой, как безымянные на штурмах мерли наши!»?

Давайте вспомним хотя бы несколько имен:

Испанец Федерико Гарсиа-Лорка, в первые месяцы фашистского путча Франко, казнен без суда и следствия. Как правило, нацисты с первых дней своего победного шествия и по сей день пытаются заметать следы своих преступлений. Никто так и не знает, где он похоронен.

Французский писатель Антуан Сент-Экзюпери, автор «Маленького принца» и «Планеты людей», активный участник движения Сопротивления. Во время выполнения разведывательного полета сбит немецким фашистским пиратом над Средиземным морем.

Болгарсий поэт-коммунист Никола Вапцаров, активный участник диверсионно-партизанской борьбы на Балканах. Расстрелян доморощеними палачами в 1942 году.

Писатель Аркадий Гайдар, попав в Киевский котел, ушел сражаться в партизанский отряд. Во время одной из вылазок пожертвовал собой, чтобы помочь товарищам по оружию избежать фашистской засады.

Пилип Рудь, украинский поэт и журналист, политрук одной из стрелковой роты соединения С.А.Ковпака. Погиб в ожесточенном бою в Брянских лесах.

Чешский писатель-антифашист Юлиус Фучик, автор созданного в гестаповских застенках «Репортажа с петлей на шее». Казнен в фашистской тюрьме Плётцензее.

Татарский поэт Муса Джалиль, активный участник сопротивления в тылу врага, автор написанной им тайно от своих палачей «Моабитской тетради» и других произведений. Помните его, чудом дошедшие к нам, слова: «Песня меня научила свободе, Смерть моя песней борьбы прозвучит…»? Казнен в 1944 году все в той же Плётцензее. Посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Петр Лидов, писатель, специальный корреспондент «Правды», первооткрыватель подвига Зои Космодемьянской, погиб во время отражения налета немецких бомбардировщиков в Полтаве летом 1944 года.

Украинский поэтФедор Швиндин, руководитель подпольной комсомольской группы в одном из сел Роменского района Сумской области. Погиб в фашистском концентрационном лагере.

Через три десятилетия в Чили, в одной из стран Латинской Америки, нашли свое убежище недобитые упыри из СС – СД – РСХА. Здесь по их лекалам и на доллары ЦРУ совершила кровавый фашистский переворот хунта Пиночета. Огромный стадион в центре столицы был превращен в концлагерь, куда были согнаны тысячи сторонников свергнутого президента страны Сальвадора Альенде. Душой сопротивления даже в этих нечеловеческих условиях стал известный всему миру певец и театральный режиссер коммунист Виктор Хара. Исполняемые им песни придавали узникам силы, укрепляли их волю. Взбешенные каратели отрубили ему руки, не давая ему возможности дирижировать многотысячным хором, проломили череп. Но Виктор продолжал петь. Он замолк лишь после того, когда палачи выпустили в него более 30 пуль.

Теперь коричневая чума, почти через семь десятилетий, снова вернулась на украинскую землю. Почему? Да потому, что она не могла не возвратиться, пока живы вдохновители и репетиторы будущих фашистских убийц, пока они не будут их вновь и вновь, как и в тридцатые годы прошлого века, накачивать своими долларовыми и евро-подачками, печеньками и грантами, кредитами и оружием, майданами и мятежами, пока они не будут безнаказанно вершить свое черное дело. В любом уголке земного шара, в том числе и в очередной горячей точке, нынче раздираемой междоусобицами и пламенем гражданской войны Украине.

Всех, кто честен, кто с нами вместе, потрясло убийство писателя и журналиста Олеся Бузины, бессмысленное и жестокое. Пытливого исследователя, историка, аналитика. Его произведения кому то не нравились, кто-то не соглашался с его взглядами. Но он был честным перед своими читателями и телезрителями, никогда не писал «по заказу», не подстраивался под «сильных мира сего». Националисты-расисты не могли простить ему хотя бы такого утверждения, что «как только ты понимаешь, что украинец – это всегда лишь такой же русский, на тебя, не побоюсь этого слова, нисходит душевная благодать».

При всем своем миролюбии в отношениях с близкими и окружающими Олесь был непримиримым к воинствующему национализму. И в то же время оставался идеалистом. Он до последней минуты не верил, что его убьют, как это пытались и пытаются совершить в отношении его многих единомышленников и друзей. Многие из них предпочли покинуть пределы Украины, дабы не искушать судьбу.

Так что, мы с вами вновь оказались в стране гитлеро-геббельсовского пошиба, пронизанной сверху донизу тотальным террором, страхом, унижениями и запугиванием всех несогласных? Со средневековыми пытками теперь уже в эсбэушных застенках? Мы с вами вновь откатились к тому государству, к тому нацистскому преступному сообществу, которое предпочитает без жалости, пощады и сострадания убивать своих певцов, писателей, поэтов, журналистов, объективных историков-исследователей, пророков и предсказателей? А это означает, что украинское общество больно, причем неизлечимо, в нем тон задает стадо зверей и садистов. Такое общество, как и государство, его представляющее, обречено, лишено малейших шансов на выживание. Исторические примеры из недавнего прошлого требуются?

* * *

…Они, наши деды и отцы, их современники как бы вновь возвращаются в эти майские дни к нам из того грозного далека, из той священной войны, из грохота орудийной канонады и автоматной пальбы, рева и бомбежек воздушных стервятников.

Нас все эти два с лишним десятилетия пытаются заставить перевернуть и навсегда забыть, словно беспамятных манкуртов, эту страницу истории нашего народа. Такую яркую и неповторимую, драматическую и героическую.

Если кто помнит, впервые позволил себе замахнуться на нашу святую Победу, не позволив ее отмечать в 1992-м на государственном уровне, так это был президент Кравчук. С тех пор и поныне, начиная от ющенковичей и януковичей, от дурно пахнущих турчиновых и порошенковичей идет не просто накат, а массированное наступление на 9 Мая. Начиная от запрета водружать на государственных учреждениях знамен Победы и до погромов и избиений ветеранов войны, до охоты на мемориалы, памятники, на любые символы, напоминающие о бессмертном подвиге советского народа в Великой Отечественной войне.

Все эти годы наша Коммунистическая партия Украины с железным мужеством и непоколебимой стойкостью отстаивает право народа хранить нашу общую Победу. Несмотря на понесенные огромные потери в лице ушедших из жизни миллионов защитников Советской Родины. Как и в сорок первом – сорок втором, коммунисты, их сторонники на левом фланге зовут в наши колонны:

«Ни шагу назад! Отступать некуда! За нами – отвоеваннная Советским Солдатом правда бессмертной Победы! Долой фашизм из Украины!»

Владимир Сиряченко

00:15
344
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие новости
Правда о депортации крымских татар
Сегодня татарские лидеры меджлиса, обосновавшиеся в Киеве и  поддерживаемые национал - олигархическим режимом,  много говорят о страданиях репрессированного крымско-татарского народа, но не
В Константиновке нашли мамонта, правда или фэйк. Комментарий Андрея Новосельского.
В Интернете появилось сообщение о том, что в Константиновке, якобы в заброшенном карьере на окраине археологи нашли бивень мамонта.
Ирина 1 год назад 0
В человеческом мозге ложная информация со временем может стать «правдивой»
Опровергать ложные слухи бесполезно — человек запоминает первичную информацию, как правду.
Администратор 1 год назад 0
«Вода Донбасса» о не правдивой информации в газете «Провинция»
Редакция ЧП «Газета «Провинция» неоднократно обращалась в адрес КП «Компания «Вода Донбасса» с различными вопросами, относящимися к сфере взаимоотношений КП «
Администратор 1 год назад 0