Украинская государственность как ее понимают националисты: в поисках закордонного покровителя

Впервые «Незалежність України» была объявлена 22 января 1918 года так называемым IV Универсалом Украинской Центральной Рады. И хватило этой «незалежности» всего на 18 дней: до 9 февраля, когда германская и австро-венгерская делегации подписали с делегацией Центральной Рады сепаратный мирный договор. В обмен на военную помощь немцам в вытеснении советских сил УНР обязалась поставить Германии и Австро-Венгрии до 31 июля 1918 г. 1 миллион тонн зерна, 400 млн. яиц, до 50 тыс. тонн мяса рогатого скота, сало, сахар, пеньку, марганцевую руду и пр. 

После подписания I Универсала Центральной Рады

Австро-Венгрия в Бресте также взяла на себя обязательство создать «автономную Украинскую область в Восточной Галиции» – будущую ЗУНР, или «Західноукраїнську Народну Республіку», с которой УНР затеяла потом «злуку» (объединение) и которую вскоре оккупировали и растащили между собой Польша, Румыния и Чехословакия. Это псевдогосударственное образование просуществовало с 19 октября 1918 г. до «Злуки» (злые языки говорят – «злучки»), состоявшейся 22 января 1919 г., то есть 3 месяца и три дня. 

Подписание Брестского мира между УНР, Германией и Австро-Венгрией

И 5 месяцев 26 дней просуществовали они в «Злуке», сдуру выступив против Польши, которую поддерживали страны Антанты. На сторону этой самой Польши, несомненно агрессора, вскоре встала одна из тех договаривающихся сторон – Директория УНР, от лица которой её председатель Симон Петлюра подписал в Варшаве 21 апреля 1920 года договор с польским правительством о совместной «войне против Советской России».

«Чем будешь платить за помощь, голытьба?» – строго спросил «Начальник государства Польского» (так официально называлась должность) Юзеф Клеменс Пилсудский. «Да землицей, чем же ещё», – вздохнул «патріот українського народу» Петлюра. 

«Условия договора оказались крайне тяжёлыми, – пишет справочное издание. – Польша забрала себе [за эту «помощь»] населённые преимущественно украинцами Галицию, Западную Волынь, Лемковщину, Надсанье и Холмщину…» Всё прочее, куда удалось дойти полякам во время этой военной кампании, – от Полесья до Днестра, включая даже часть Левобережья (и Киев, естественно), было разграблено поляками подчистую. 

В Киеве поляки-освободители даже мосты взорвали: «Все, кто раньше делали визит в Киев, уходили из него по-хорошему, ограничиваясь относительно безвредной шестидюймовой стрельбой по Киеву со святошинских позиций. Наши же европеизированные кузены вздумали щегольнуть своими подрывными средствами и разбили три моста через Днепр, причем Цепной – вдребезги. И по сей час из воды вместо великолепного сооружения – гордости Киева, торчат только серые унылые быки. А, поляки, поляки… Ай, яй, яй!.. Спасибо сердечное скажет вам русский народ» (Михаил Булгаков, «Киев-город»). Этот автор в нынешней Украине запрещён. 

Взорванный поляками мост через Днепр в Киеве

Сколько же правила бал Директория? В первый раз войска Петлюры захватили Киев 14 декабря 1918 года, но уже в феврале 1919 года были изгнаны оттуда Красной Армией. Записываем: полтора месяца. 

Вторично «украинский Наполеон» вошёл в Киев 30 августа 1919 года, одновременно с белыми, но уже на следующий день был оттуда белогвардейцами вышвырнут. Командование белых войск отказалось вести переговоры с Петлюрой, и к октябрю 1919 года петлюровцы были полностью разгромлены.

Однако «пан-атаман» никак не мог угомониться, и пусть в польском обозе, но ещё раз побывал в Киеве в период с 6 мая по 12 июня 1920 года, пока большевики не изгнали его из матери городов русских – теперь уже навсегда. Приплюсуем и этот месяц с шестью днями «незалежності» под польским протекторатом. 

Всё вместе получается меньше года. 

Кстати, вторая половина «соборной Украины» – ЗУНР – в лице командования Галицкой армии в начале ноября 1919 г. подписала соглашение о совместных действиях с командованием Добровольческой армии. А в конце 1919 года глава ЗУНР Евгений Петрушевич вообще денонсировал «Акт Злуки». Так что в «соборности» Украина пребывала меньше года и распалась ввиду непримиримых противоречий; что празднуют сейчас в день с таким названием (22 января) – совершенно непонятно. 

Члены правительства ЗУНР в Каменце-Подольском, 1919 год

Очередная попытка создания марионеточного «украинского государства» последовала 20 с небольшим лет спустя, когда Германия напала на Советский Союз. На седьмой день Великой Отечественной войны немцы заняли Львов. Вслед за ними в город вошли головорезы батальона «Нахтигаль» во главе с Романом Шухевичем. На следующий день заместитель Степана Бандеры Ярослав Стецько зачитал «Акт провозглашения Украинского государства». Несколько последующих дней прошли в суете державотворчества: еврейский погром, формирование «Украинского государственного правления» (УГП), «Национального собрания», получение поддержки униатов, в том числе митрополита Галицкого Андрея (Шептицкого), имевшего огромный опыт выдачи благословений гитлеровским формированиям. 

Замах был серьёзный: «Бандера выступал за то, чтобы поставить немцев перед фактом – признать Украинское Самостоятельное Государство». (Хороший, кстати, сюжет для художественного полотна «Бандера ставит Гитлера перед фактом…».) Однако во Львов были направлены команда СД и спецгруппа гестапо для ликвидации «заговора» украинских националистов. Стецько, провозглашённый председателем УГП, и ещё ряд его членов были арестованы. 5 июля немецкие власти пригласили Бандеру якобы на переговоры о «невмешательстве Германии в суверенные права Украинской державы, но по прибытии на место встречи арестовали». То есть «львовская нелепа» добавила к истории «украинской незалежности» всего неделю. 

«Слава Гитлеру! Слава Бандере!…» – надпись на Глинских воротах Жолковского замка, лето 1941 года

«Головку» украинской державности в лице Степана Бандеры и Ярослава Стецько немцы поместили в Заксенхаузен, а ОУН отдали Андрею Мельнику. А он 6 июля 1941 года направил в ставку фюрера письмо, в котором от лица всего народа (не больше и не меньше!) было заявлено: «Украинский народ как никто другой, борясь за свою свободу, всей душой проникается идеалами новой Европы. Стремление всего украинского народа – принимать участие в осуществлении этих идеалов… Просим предоставить нам и одновременно нашей украинской молодёжи честь участия в крестовом походе против большевистского варварства. Наряду с Легионами Европы просим и мы дать нам возможность маршировать плечом к плечу с нашими освободителями – германским вермахтом и создать для этой цели украинское боевое соединение». 

Отчего же не дать им проникнуться идеалами новой Европы, рассудил фюрер. И участок работы украинским националистам был выделен: служить в качестве вспомогательной полиции, расстреливать своих неблагонадёжных сограждан, собирать и отправлять рабочую силу в рейх. 

«В первые месяцы оккупации немцы по отношению к Украине не держались политики поддержки украинского движения, – писал в своём недавно изданном дневнике очевидец событий, лубенский врач С.А. Тимофеев. – По-видимому, они хотели создать здесь марионеточное государство под своим протекторатом и со своей эксплуатацией его. В связи с этим во всех организовавшихся гражданских учреждениях был признан обязательным украинский язык. Не только всё делопроизводство должно было идти на украинском, но и говорить в учреждениях на нём вменялось в обязанность. Во главе учреждений поставлены были украинцы-самостийники. Ввели жёлто-голубой флаг и герб Святого Владимира (трезубец). Обе эти эмблемы украинской государственной самостоятельности красовались у дверей учреждений. В самих учреждениях были развешены портреты какого-то Мельника (но не Гитлера!). Этого Мельника никто не знал. Впоследствии, чуть ли не после ухода немцев, стало известно, что Мельник – один из „батьків“ украинских антисоветских военных отрядов, находившихся за границей. Ввели в употребление такое приветствие – нужно было поднять правую руку и сказать: „Слава!“ Присутствовавшие должны были ответить: „Слава вождеві!“ При этом под вождём подразумевался не Гитлер, а тот же никому не известный Мельник». 

Отправка гастарбайтеров на принудительные работы в Германию

В этой цитате что ни слово, то золото. И о том, кто учил «упомянутому приветствию», и кто принёс на Украину жёлто-голубой флаг с трезубцем, и кто насаждал украинский язык, и как после использования немцы утилизировали своих холуёв.

24 августа 1991 года был принят Акт провозглашения независимости Украины, однако тогда Кравчук блажил, обращаясь напрямую к «русским соотечественникам», называя их «братьями и сёстрами», обещая им быть «полноправными хозяевами на Украине», гарантируя (!) «сохранение полнокровных, беспрепятственных связей с Россией», свидетельствуя о том, что «украинцы и русские веками жили на Украине в мире и дружбе» и т. д. И что потом? «Чемодан, вокзал, Россия»? «Геть, чужинець, тут господар українець»? «Москаляку на гілляку»? 

В 2014 году, после государственного переворота 22 февраля, Украина окончательно покатилась по рельсам, уложенным в 1918-м Грушевским и Ко и на неделю продлённым в 1941-м Бандерой.

Эта хронология и может объяснить, почему переименованы Днепропетровск, Кировоград и сожжена Одесса; почему уничтожены исторические памятники, изменены названия улиц; зачем начат тарифный, медицинский, образовательный геноцид. Ведь УНР, правопреемства от которой требуют сегодня украинские националисты, сколько-нибудь спокойно лежалось только под австрийцами и немцами, петлюровской Директории – под поляками, бандеровско-мельниковскому «Украинскому государству» – под гитлеровцами. 

Вице-президент США Джо Байден в кресле главы правительства Украины

Украинская государственность сегодня находится в реанимационной палате, живя на капельнице займов и инъекциях заробитчан. И уже начался процесс разделки «нового больного Европы» на органы и ткани: земля – под посевы ГМО-культур, население – на работы в европейские окраины, нетрудоспособных – на кладбище или в трубу крематория.

Петр Синченко


Источник: КПУ
09:50
102
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...