13 января - память 13 расстрелянных рабочих бутылочного завода

История города

13 января - память 13 расстрелянных рабочих бутылочного завода
13 января - память 13 расстрелянных рабочих бутылочного завода 013 января - память 13 расстрелянных рабочих бутылочного завода 1

Это произошло в один из грозных январских дней 1919 года 31 Декабря (13 января 1919 г. по новому стилю). Город много раз переходил из рук в руки. Его захватывали то банды белых и зеленых, то «добровольцы» Деникина, то «самостийники» Центральной Рады, то солдаты кайзеровской Германии Случалось, что вечером жители Константиновки ложились спать при Советской власти, а утром в городе уже бесчинствовали белогвардейцы.

… Холодный январский ветер выл, метался из стороны в сторону Сквозь наглухо закрытые ставни доносилась отдаленная винтовочная пальба.

В этот день ожидали нападения деникинцев и выставили против них отряд красногвардейцев. Но силы были неравны. У белых имелось преимущество: их вряд был многочисленным, лучше вооружен, поддерживал его бронепоезд. И красные отступили.

Белогвардейцы окружили бутылочный завод, на проходных выставили пулеметы, верховые разъезжали по заводской площади. Время перевалило за полдень. Скоро должна была начаться вторая смена. Тех, кто приходил на нее, белогвардейцы пропускали на территорию завода, а сменившимся не разрешили расходиться.

Загудел заводской гудок. Он звал на площадь все новых и новых бутылян, и сюда шли мужчины, женщины, дети. Было немало и стариков. Их заставили построиться. Перед строем в новенькой шинели, перетянутой ремнями, появился белогвардейский капитан Ханыкин. Он важно прошелся перед молча наблюдавшими за ним людьми, потом остановился и заговорил:

— Среди вас есть большевики и красногвардейцы. Я предлагаю выдать их, и тогда вы сможете разойтись, вернуться к себе домой.

Но никто не шевельнулся, не проронил ни слова.
— На размышление даю пять минут, — продолжал офицер. — Если не выдадите большевиков, то каждый десятый будет расстрелян.

И начался отсчет времени: минута… две… три… Капитан нетерпеливо посматривал то на часы, то на людей. Когда истекли пять минут, Ханыкин прокричал:
— Даю еще три минуты! Последний раз предупреждаю: не выдадите большевиков-расстреляю каждого десятого.

Но и на эту угрозу бутыляне ответили молчанием. И начался тогда счет смерти:
— Первый…
— Второй…
— Третий...

Каждый десятый выходил перед строем товарищей. Вот уже в числе смертников: Семен Кораблсв, Андрей Солодов, Иван Кузнецов, Иван Пробеев. А счет продолжается.

«Каким же буду я по счету?» — думает молодой рабочий-баночник Ваня Венцель. Это подросток, ему еще жить и жить, а вот, может быть, придется умирать.
Счет смерти все ближе и ближе.
— Восьмой...

Девятым оказался Ваня Венцель. Следующим был старый многосемейный рабо-: чий. Ему предстояло стать в ряд смертников. Услышав счет, он побледнел, губы его зашептали: «Мои вы деточки, погибнете теперь без своего кормильца...»

Не успел он еще ничего сказать громко, как Ваня Венцель сделал шаг вперед:
— Десятый.

Ваня делает еще несколько шагов, и вот он уже в шеренге смертников. Теперь возврата назад нет. Паренек высоко вскидывает голову, смотрит на офицера, тот — на молодого рабочего, потом не выдерживает взгляда паренька и отворачивается. Стоящий рядом с Венцелем рабочий жмет ему руку:
— Ничего, Ваня. Мы умираем за рабочее дело.

Крепись, парень! Через несколько минут у стены конюшни были выстроены те, кому предстояло уйти из жизни. В полутора десятках метров от них стали белогвардейцы.
Медленно поднимаются дула винтовок. Но в свой предсмертный миг никто из рабочих не дрогнул.

— Пли! — раздалась команда.
Громко прозвучал залп, за ним второй, третий… Люди падали, сраженные пулями белых. Закончив кровавую расправу, белогвардейцы убрались из Константиновки. На месте расстрела осталось тринадцать павших. Еще три человека были тяжело ранены, их потом вылечил в больнице местный врач Белинский.

Похороны убитых вылились в многолюдный митинг.

На братской могиле был воздвигнут монумент, у которого горит огонь Вечной славы. На доске отлиты в металле имена рабочих Константиновского бутылочного завода, расстрелянных белогвардейцами 13 января 1919 года:

  1. ВЕНЦЕЛЬ Иван Августович
  2. ГЕРАСИМЕНКО Филипп Васильевич
  3. ИЛЬЯШЕНКО Емельян Илларионович
  4. КОЖИЧ Михаил Федорович
  5. КУЗНЕЦОВ Иван Иванович
  6. КОЛЕСНИКОВ Марат Тимофеевич
  7. КОРАБЛЕВ Семен Иванович
  8. ПАРШИКОВ Матвей Борисович
  9. ПРОБЛЕМ Иван Яковлевич
  10. ПРОКОФЬЕВ Петр Григорьевич
  11. СОЛОДОВ Андрей Кириллович
  12. ФИЛИППОВ Василий Прокофьевич.
  13. Имя тринадцатого осталось неизвестным.

С западной стороны памятника написано: «Дорогим и незабвенным нашим товарищам, невинно павшим от белогвардейского террора. Мужеству рабочих — трудящихся завода».

Именем тринадцати расстрелянных рабочих назван завод стеклоизделий, бывший бутылочный, на котором трудились погибшие. Их имя носит и одна из улиц города Константиновки.

16:25
852
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Похожие новости
ИНФОГРАФИКА. Загруженность контрольно-пропускных пунктов в январе-ноябре 2015 года
На основе данных, предоставленных Государственной пограничной службой Украины, общественная организация «Фундация.
Администратор 1 год назад 0
Председатель Казначейства Украины посетила с рабочим визитом Константиновку
27 января председатель Государственной казначейской службы Украины Татьяна Слюз посетила с рабочим визитом г..
Администратор 1 год назад 0
В январе 2016 года в бюджет поступило 1,2 млн.грн. единого налога
В течение января 2016 года Константиновские налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, уплатили в бюджет около 1,2 млн.грн. единого налога.
Администратор 1 год назад 0
Кредо “власти” и “оппозиции” - личное обогащение за счет эксплуатации рабочих и ресурсов Украины
Политическое кредо действующей власти в Украине и так называемой оппозиции — личное обогащение за счет эксплуатации рабочих и ресурсов страны.
Новый трудовой кодекс – кодекс бесправия рабочих
Проект нового трудового кодекса, принятый парламентом в первом чтении, ущемляет права рабочих. Об этом заявил Петр Симоненко, передает пресс-служба политика.